Заочные электронные конференции
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 
     
БЛОГОЯЗ КАК ЯВЛЕНИЕ В СИСТЕМЕ РУССКОГО ЯЗЫКА 3-ГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ
Салахов А. М., Салимова Д. А.


Для чтения PDF необходима программа Adobe Reader
GET ADOBE READER

В данной статье попытаемся еще раз внимательно взглянуть на состояние русского языка сегодняшних дней, на изменения, вызванные Интернет-общением огромного числа носителей русского языка в поволжском регионе. Язык интернета для россиян, по сути дела, основанный на современном русском языке, в настоящее время заявляет о себе как особый дискурс, по мнению отдельных исследователей, как самостоятельный функциональный подстиль современного русского языка. При этом нельзя утверждать, что данная проблема остается незамеченной в науке о языке.

В последнее время появился ряд лингвистических работ, посвященных изучению развития русского языка последнего десятилетия и наблюдаемых в данный период изменений. Авторы этих работ исследуют новшества Интернета в лексике русского языка, в частности многочисленные иноязычные заимствования, по преимуществу – американизмы, реже славянизмы, в семантике (парономазия, разложение), словообразовании (сращение, усечение, аббревиации, уподобление), грамматике, в стилистических характеристиках слова и в соотношении функциональных стилей и речевых жанров Интернета (сегодня язык Луркморья). Авторы отмечают социальные причины происходящих изменений: либерализация русского общества, повсеместное распространение Интернета на всей территории России, появление социальных сетей и блогов, тесное соприкосновение украинского и белорусского языка с русским (замена начальной буквы э на е: етот, ети, включение лексем этих языков в русский). Разумеется, влияние этих факторов на язык в реале обычно осуществляется не прямо, а опосредованно. В некоторых случаях затруднительно определить, какие внешние причины способствуют появлению той или иной словообразовательной модели или синтаксической конструкции. Однако, на некоторых смежных участках распространения русского языка, к примеру, в среде пользователей Интернета волжского региона, связь происходящих изменений с изменениями в социуме проявляется более ярко: так обстоит дело, например, с существенным дополнением собственного лексического запаса его использующего. Этим объясняется то, что речь школьников, сильно подверженная изменениям, деформируется под влиянием сетеяза. Вполне очевидно, что Интернет способствует столкновению и взаимному влиянию разнодиалектных речевых стихий, смешению языков и сленгов. Влияние языка блогояза в среде школьников поволжья проявляется гораздо интенсивнее, чем у других носителей языка.

Существование и функционирование блогояза среди школьников, безусловно, заслуживает и требует особого внимания. Хотя эта тема является во всех отношениях новой, однако уже сейчас становится понятно, что в ближайшее время она займет существенное место в языковедческих исследованиях. Рассмотрим несколько примеров проникновения сетеяза в живую речь носителей:

1) заимствования из украинского языка таких лексем, как шановний пане, панове, уси, дякую;

2) смягчение согласных на конце односложных слов: [вот’]; сращение и изменение в фонемном составе: какбэ – как бы; аштойта - а что это

3) мемов Интернета: кошерный, православный (в значении годный), лолшто (что?), я это гарантирую, эпик фейл (полный провал);

4) культурные отголоски падонковского языка в виде окончаний -чег, -цца и слов, типа жесть, жжот и пр.;

5) аналогия - уподобление, вызванное влиянием одних элементов языка, образующих более продуктивную и более распространенную модель, на связанные с ними другие элементы языка. Например, формы всех падежей (ранее это касалось только форм именительного, дательного и винительного падежа) единственного числа мну вместо старых форм этих падежей: я, мне, меня..., развилась под влиянием форм типа голова;

4) стяжение: тя (Род.п.) - тебя; те (Дат.п.) - тебе; мя (Род.п.) - меня; ми (Дат.п.) – мне (образование сокращенных форм личных местоимений блогояза не связано с существовавшими в старославянском языке схожих по написанию местоимений); спс - спасибо; собсно – собственно; грил - говорил, и т.д.;

5) упрощение групп согласных. В стремлении к образованию эта категория слов близка к процессу «сюсюканья» и уменьшительно-ласкательным формам слов. Примеры упрощения: мона – можно; пасибки – спасибо;

Конечно, усиливающаяся тенденция демократизации русского языка, которая проявляется в активном использовании новых единиц лексики в сфере Интернета, сегодня разъединяет общество, усиливает проблемы общения между носителями в силу непонимания одними из них новых значений лексических единиц. Таким образом, экспансия интернет-лексики в живую речь препятствует успешной реализации коммуникативной функции языка. В силу этого, русский блогояз представляет собой интереснейший малоизученный лингвистический феномен, бытование которого определяется не столько возрастными рамками (более размытыми в Интернете и менее – в реале), сколько временными факторами (более быстротечными). Однако следует заметить, что блогояз выделился из компьютерного жаргона (не оставшегося без пристального внимания русистов), который в процессе постоянного и неограниченного расширения сферы своего влияния и употребления, экспансии в речь, устойчивой моды на него среди различных социальных групп, не смог принять и растворить в себе полученное. Согласно мнению В.Г. Костомарова и т.д., компьютерный язык, как профессиональный жаргон, легко вычленяется из сферы своего бытования, и не труден в изучении, хотя ошибочно включают в него блогояз, а соответственно и в систему национального русского языка. Понятно, что блогояз, в ареале своего употребления, не затрагивает в полную силу профессионального языка программистов, не связан со сферой распространения и использования компьютерной техники и, в отличие от компьютерного языка, вхож в активную речевую практику носителей языка. Неправомерно считать, что русские компьютерные профессионализмы также свободно проникают в речевую практику носителей русского языка и в язык средств массовой информации.

Можно утверждать, что блогояз - некий промежуточный тип коммуникации, который в каком-то смысле является письменным (визуальным), а в каком-то – устным. По способу восприятия это визуальная речь, технически – письменная, а по структуре использования – устная. Этот вопрос широко рассмотрел Кронгауз, отметивший в блогоязе полноценную форму существования разговорного языка, что приводит, по его словам, с одной стороны, к обогащению этой речи, с другой – к появлению новых механизмов, некоторые из которых локальны, а некоторые в будущем будут иметь довольно обширные последствия. Но, нам думается, что через некоторое время ситуация стабилизируется, поскольку бесконечное пополнение лексики языка невозможно. Тем более что в нем просто нет нужды, нет особой потребности, это, скорее, мода, ограниченная рамками социального статуса. Существует определенная потребность в новых словах, но очень часто слова появляются, а потом исчезают, становятся модными, а через некоторое время уходят. Как у всякой системы, у языковой есть иммунитет.

Появление блогояза связано с недостаточностью старого словарного запаса для описания новой действительности. Известно, что в языке первоначально заложен механизм обслуживания общества, который активизируется при нехватке слов, характеризующее то или иное явление. Так возникли различные варианты сетеяза, включающие язык падонков, кащенитов, упячки и других диалектов блогояза, отразившие состояние языка в краткий период времени. Причем, в отличие от жаргонов, этот письменный язык, как мы уже выяснили, способен влиять на устную речь. Это еще наблюдалось с развитием олбанского языка, чье «превед, медвед» проникло в живую речь. Тут к месту будет цитата из интервью доцента кафедры журфака МГУ А. Николаевой, данное газете «Московский комсомолец» осенью 2009 года:

«Из всего потока первокурсников на одну страницу текста сделали восемь или меньше ошибок только 40 студентов. Остальные 190 первокурсников, включая 15 человек, получивших за ЕГЭ 100 баллов (а это, по идее, абсолютная грамотность), сделали в среднем по 25 ошибок на страницу. Практически в каждом слове по 3–4 ошибки, искажающие его смысл до неузнаваемости. Понять многие слова просто невозможно. Фактически это и не слова, а их условное воспроизведение». В первую очередь, данную ситуацию связывают с проникновением олбанского языка в сознание школьников, не отягощенных знанием русского языка. Олбанский язык, как языковая игра, - только для грамотных, которые точно знают фонетическую норму. И, как верно заметил автор статьи, «модернизированная Россия будет называться «Виликое Олбания».

В самом начале статьи нами было упомянута либерализация общества, как одна из причин изменения языка. В декабре в Интернете был подведен конкурс «Слово года». Народ выдвигал слова, потом отбирал лучшее. Из главных тенденций, несомненно, интересных русисту по данной теме, можно выделить: укрупнение, слияние слов (зомбоящик, руслиш (смесь русского языка с английским) и т.д.), парономазия (голодообразующее предприятие вместо городообразующего, брехлама – реклама, которая брехня и хлам и т.д.). Данное явление нашло отражение и в Интернете, получив название «языка кащенитов». Один из признаков кащенизма — использование своеобразно оформленной лексики. В отличие от т. н. «олбанского языка» (чьим праязыком, кстати, был кащенизм), основная задача которого - коверкать слова как можно сильнее по принципу «как слышится, так и пишется», построение словоформ у кащенитов являет собой процесс творческий и нешаблонный. Так, одно слово формируется из нескольких других, либо какой-нибудь его части придается сходство с тем или иным термином или явлением. Возможно также разложение слов, при котором каждая его самостоятельная часть обретает новое семантическое значение. В данном явлении параллельно наблюдается игра слов. Например: бес грамматный - вместо безграмотный; тора канны – тараканы;

Анализируя блогояз, нужно помнить, что Интернет не формирует новый язык. Интернет исследует возможности языка. Те возможности, которые способны прижиться в языковых нормах. За короткое время сетеяз прошел путь от кащенизма (праязыка) до языка Лурки. Языка, родившемся на своеобразном стиле повествования статей ресурса Lurkmore.ru, придерживаемых дополнительной смысловой нагрузки в словах/аббревиатурах/словосочетаниях за счет имеющегося в них первоначального подтекста или звучания. Задача лингвистов и просто использующих интернет-язык людей – разобраться в огромном потоке информации, стремиться удалить «лексический мусор» хотя бы в собственной практике общения.

Использованная литература

1. Трофимова, Г.Н. Языковой вкус интернет-эпохи в России: Функционирование русского языка в Интернете: концептуально-сущностные доминанты. - М., Изд-во РУДН, 2004. – 380 с.

2. Белов, Н. В. Словарь молодежного и интернет-сленга: толкование более 10000 слов и выражений. - М., Изд-во Харвест, 2007. – 255 с.

3. Николаева, О. Эпидемия ХХI века: телевидение, Интернет и компьютерные игры. М., Изд-во Феникс, 2007. – 256 с.

4. Кронгауз, М. А. Русский язык на грани нервного срыва. – М. Изд-во Знак, 2008. – 232 с.

5. Крейдлин, Г. Е., Кронгауз, М. А. Семиотика, или Азбука общения. – М. Изд-во Наука, 2004. – 240 с.

6. Гусейнов, Г. Заметки к антропологии русского Интернета:

особенности языка и литературы сетевых людей // НЛО (Независимый Филологический Журнал). – 2000. - № 43. – С. 45-51.

7. Аксак, В. А. Общение в сети Интернет. Просто как дважды два. – М. Изд-во Эксмо, 2006. – 286 с.

8. Розин, В., Алексеева, И., Катречко, С. Влияние Интернета на сознание и структуру знания. – М. Изд-во Институт философии РАН, 2004. – 240 с.

9. Рашкофф, Д. Медиавирус. Как поп-культура воздействует на ваше сознание. – М. Изд-во У-Фактория, 2003. – 368 с.

10. Докинз, Р. Эгоистичный ген. – М. Изд-во Мир, 1993. – 318 с.

11. Leet [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://lurkmore.ru/Leet Дата обращения: 19.01.10.

Библиографическая ссылка

Салахов А. М., Салимова Д. А. БЛОГОЯЗ КАК ЯВЛЕНИЕ В СИСТЕМЕ РУССКОГО ЯЗЫКА 3-ГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ // Научный электронный архив.
URL: http://econf.rae.ru/article/5161 (дата обращения: 23.08.2019).



Сертификат Получить сертификат

КОММЕНТАРИИ К ПУБЛИКАЦИИ – 1

Александр
22:49, 12 сентября 2012
Для меня внедрение этого жаргона в собственную речь ничего "детского" не несет. Скорее, это обусловлено необходимостью: новые слова не имеют аналогов в русском современном языке. Например, "пост", "запостить". Можно было бы сказать так "я разместила новое сообщение/рассказ/заметку в своем блоге". Но "пост" - это не всегда рассказ, заметка или сообщение (или, наоборот, он может быть одновременно и тем, и тем, и тем). Кроме того, фраза "я запостила новый пост" гораздо короче. Для Интернета это важно - когда лень набирать на клавиатуре лишнее. Для меня внедрение новояза сродни внедрению профессиональных терминов (которые, кстати, усваиваются именно по ходу освоения материала, а не целенаправленно, как, например, изучение иностранного языка).

Кстати, использование аббревиатур - это тоже способ экономить мышечные усилия при печати.

Про эрративы. Тут есть еще один важный аспект. Эрративы - это аналог фонетического письма. Они приближают размещенный в Интернете текст к разговорной речи. "Правильный" графический язык обладает меньшими возможностями для передачи эмоций, всевозможных психологических нюансов. А эмоции в общении очень важны. Именно это, мне кажется, и обусловило введение эрративов в Интернет-язык.

Добавить комментарий

Ваше имя
Текст комментария
Антиспам проверка