Заочные электронные конференции
 
     
Художник Республики Казахстан И.В. Лагутин и его учителя
Байжанова С.Ш.


Для чтения PDF необходима программа Adobe Reader
GET ADOBE READER

Байжанова С.Ш.

Художник Республики Казахстан И.В. Лагутин и его учителя.

Эта статья посвящена И.В. Лагутину. В ней затрагивается тема учителей в жизни Лагутина: их влияние на формирование личности Лагутина, на формирование творческих способностей. В статье рассматриваются жизненный и творческий путь каждого индивидуально.

Иван Васильевич Лагутин - один из старейших жителей нашего города Павлодара. Ему сегодня 99 лет.

Иван Васильевич является почетным гражданином города Павлодара, награжден орденом «Парасат», внесен в энциклопедию «Лучшие люди 2011 года» в рубрике «Родины славные сыны и дочери Казахстана».

Патриарх музейного дела, старейший работник культуры, художник, краевед, летописец, фотограф, интеллигент, участник двух воин человек-легенда Иван Васильевич Лагутин.

Я имела счастье пообщаться с Иваном Васильевичем у него дома, в беседе участвовала и его племянница Наталья Борисовна Лагутина, говорили о творческой деятельности Ивана Васильевича Лагутина.

Иван Васильевич поражает гибкостью ума и твердостью памяти, разговор всегда сопровождает датами и к месту читает в полном объеме стихи русских поэтов-классиков. Наталья Борисовна Лагутина говорит, что хорошая память у Ивана Васильевича - это их лагутинская фамильная особенность. Так же Иван Васильевич хорошо играл на скрипке, и поет, в чем убедилась лично. Мы с Иваном Васильевичем вместе спели Есенина: «Не жалею, не зову, не плачу…». Он точно интонирует мелодию, и поет по молодецкий эмоционально, но большую часть беседы Иван Васильевич говорит о своих учителях.

Счастлив тот, кто встретил на своем жизненном пути знаковых людей, к ним причисляет и себя Иван Васильевич Лагутин. Его учителя: Виктор Павлович Батурин, Александр Васильевич Чаянов, Дмитрий Поликарпович Багаев.

В павлодарской школе состоялись знакомство и дружба юного, 7 летнего Ивана Лагутина с русским художником-передвижником Виктором Павловичем Батуриным. Это была одна из самых дорогих по жизни встреч, которая многое в его судьбе направила по иному пути.

Позже Лагутин скажет о Батурине: «Любого человека можно сравнить с айсбергом. Есть какая – то довольно небольшая видимая часть жизни, а есть – глубинная. Батурин – это огромный человек – айсберг в житейском мире, это глыба, яркая личность».

Виктор Павлович Батурин

(1863-1938)

Родился 1 октября 1863 года в селе Становом Жердевской волости, Новосильского уезда, Тульской губернии.

1882 году по конкурсному экзамену был принят в Московскую школу живописи, ваяния и зодчества (МУЖВЗ).

Школу живописи, ваяния и зодчества он окончил в 1888 году и участвовал в последний раз в ученической выставке. В газетах и толстых журналах «Артист» и «Русская Мысль» были опубликованы хорошие рецензии на работы Виктора Павловича.

Под руководством и по приглашению Григория Григорьевича Мясоедова работал у него на даче в Павленках под Полтавой. Много писал с натуры. Здесь был написан этюд для картины «Рубка леса», выставленный Виктором Павловичем на его последней ученической выставке. Картина была продана в первый же день выставки. Этюд к этой картине был куплен П.М. Третьяковым и ныне находится в Третьяковской галерее.

Участвовал в трех выставках Товарищества передвижников (ТПВХ) (в Петербурге и Москве - 19-я в марте-мае 1891, 20-я в феврале - мае 1892 и 35-я в январе - марте 1907). Являлся одним из организаторов Московского передвижного товарищества художников. Участвовал в выставках Петербургского общества художников – член общества с 1910 года. С выставки картин Петербургского общества его картина «Сад цветет», была куплена для Зимнего дворца [1, С.146-148].

В 1888-90 работал художником декоратором Большого театра в Москве. С 1890 по 1911 год состоял преподавателем рисования в частной гимназии Вишневской в Москве. С 1911 по 1914 год состоял на службе (рисовальщиком) на фабрике Полякова в Москве. Писал в основном, пейзажи и натюрморты (масло, акварель): «Ненастье», «Весенний день», «Закат» (1885, Музей-усадьба В.Д.Поленова), «Рубка леса» (1888, Гос.Третьяковская галлерея), «Горный пейзаж» (там же), «Среди засек» (~ 1892), «На хуторе», «Москва-река» (1909, Иркутский областной художественный музей), «Весенние сумерки» (1910, там же), «Полевые цветы» (1910, Ульяновский областной худ. музей), «Дом Л.Н.Толстого в Ясной Поляне» (1911, Музей Л.Н.Толстого в Москве), «Дворик в Ясной Поляне», «Пейзаж в Крыму» (1912, Тульский областной художественный музей), «Домик лесника» (1926, там же), «Полевые цветы» (1937), «Сад цветет» (~ 1911), «Морской берег. Коктебельская бухта» (1913 в семье Трындиных), «Морской берег. Скалы у Семеиза» (1913, там же), «Речка в горах» (1923), «Горная долина» (1925), «Пейзаж. Долина реки» (1900-1910) и др.

Очень хорошо были встречены художественной общественностью его картины: «Дачный уголок», «На хуторе», «Ранняя весна», «Пруд», представленные на Периодической выставке в Москве в Историческом музее в январе 1903 года, а также картины: «Майское утро», «Ненастный вечер», «Ранней весной», «Желтеющая нива», представленные на Периодической выставке в Москве в Историческом музее в январе 1904 года. На юбилейной ХХХ периодической выставке картин в 1910-11 годах им были выставлены картины: «Цветник», «Цветы запоздалые», «Дача».

Виктор Павлович был дружен с Ильей Львовичем Толстым, в 1914 году Виктор Павлович вместе с сыном Кириллом жил в имении Ильи Львовича Толстого в Калужской губ. - Мансурово, давно был знаком и с семьей Льва Николаевича Толстого, бывал у них в Ясной Поляне, писал этюды, и многие из этих этюдов были подарены им в Московский музей Л.Н.Толстого.

В это время картины Виктора Павловича пользуются огромным успехом, во всех частных галереях Москвы и Петербурга имелись картины Батурина: у Цветкова, Щукина, Морозова, Гиршмана, Солдатенкова, Кувшинова, Оглоблинского и др.

С началом 1-ой Мировой войны Виктор Павлович просился на работу в Красный Крест. С 15 мая 1915 года получил назначение ехать в Симбирск в распоряжение уполномоченного по заготовке продовольствия для армии.

В мае 1919 года был переведен в станицу Песчанскую Павлодарского уезда Семипалатинской губернии.

29 декабря 1919 года в Павлодар вошла Красная Армия и Виктор Павлович передал остававшиеся у него 5000 голов скота коменданту города. В 1920 году он был назначен ответственным по реквизиции скота на озеро Моралды, в 80 верстах от Павлодара. Осенью 1920 года был назначен заведующим мясным складом в Павлодаре. В то время в Павлодаре никто не знал, что Виктор Павлович художник. Когда об этом узнал Председатель Павлодарского Исполкома Бондор – Дебров он дал ему работу по специальности. Его назначили преподавать черчение и рисование в школе II ступени и в Школе Водного Транспорта. Написал декорации в Гортеатре Павлодара, которые произвели фурор. В 1923-26 годах писал этюды на Алтае, где сопровождал экскурсию учеников Школы Водного Транспорта. В этот период он написал несколько картин и через Илью Львовича Толстого, жившего в то время в Америке, отправил их на продажу в Америку. Это давало ему средства на жизнь. В это время он пишет декорации для клуба Водников, городского театра, рабочего клуба. Принимал участие в Московской выставке 1923 года, в Иркутске в 1925 году и две картины подарил в Иркутский музей. В 1928 году им сделан эскиз пьедестала памятника В.И.Ленину в Павлодаре. В городе Павлодаре им была организована изостудия для детей.

В помощниках у него числился и маленький Павел Васильев, будущая знаменитость которому было за удовольствие возиться с кисточками и красками. Но одним из самых любимых учеников Батурина стал сын самарского портного Ваня Лагутин.

Батурин об изобразительном искусстве: «легко и непринужденно пишется лишь то, что волнует и тревожит художника какой-то своей редкой необычностью, радует глаз или погружает в раздумчивость. А в плинерной живописи, правдиво отображающей действительность, это должно выглядеть как желанная встреча с натурой, как приятный доверительный разговор с самой природой наедине...» - эти слова учителя стали ориентиром для творчества Ивана Васильевича Лагутина.

В этом притягательный секрет работ И.В. Лагутина.

Его работы навеяны дикостью природы. Они спокойны, возвышенны и тревожат душу. В его работах - школа, которая сейчас уходит. Манера письма, цветовое решение.

Вторая, такая значительная, повлиявшая на его мировоззрение, встреча состоялась в 30-е в Алма-Ате, когда он 17 летний юноша учился в Казахском государственном сельскохозяйственном институте. В числе его преподавателей оказался выдающийся ученый, экономист-аграрник, известный в те годы писатель Александр Васильевич Чаянов.

Александр Васильевич Чаянов становится особым духовным магнитом для Лагутина, притягивающий к себе интересных, талантливых людей. Он обладал удивительным даром – объединять близких по духу людей, ради общего блага, успешной творческой деятельности. Лагутин так и говорит: «он - мой духовный отец».

Александр Васильевич Чаянов

(1888 – 1937)

Александр Васильевич Чаянов родился в Москве 17 января 1888 г.

Окончил частное реальное училище Воскресенского, в 1906 г. поступил в Московский сельскохозяйственный институт.

В 1908 г. появляется его первая печатная работа о кооперации. В последующие годы их число увеличивается, и в год окончания института (в 1911 г.) А. В. Чаянов уже был автором 18 печатных работ, которые были по достоинству оценены не только в институте, но и в кооперативно-агрономических кругах.

Активизация его общественно-политической деятельности связана с общим национальным подъемом, с пробуждением «кооперативного самосознания», расширением сферы деятельности кооперации, ее распространением на культуру, просвещение, политику. В области кооперативной работы Чаянов утвердил себя как личность. Поэтому его общественно-политические позиции правомернее всего рассматривать в контексте с судьбами русской кооперации.

Глубокие знания крестьянского хозяйства, правильное понимание экономической и политической ситуации, высокий профессионализм, наконец, успешные выполнения заданий руководства Наркомзема способствовали росту авторитета А. В. Чаянов не только в научной и коопера­тивной среде, но и среди советских и партийных работников. И не случайно в феврале 1921 г. он утверждается членом коллегии Наркомзема. Тогда же, в феврале, В. И. Ленин предложил включить А. В. Чаянова в состав только что образованного Госплана. А в апреле в связи с учреждением экономического совещания при плановой комиссии Наркомзема его назначают заместителем председателя этого совещания, призванного начать разработку мероприятий по подъему производительных сил сельского хозяйства.

А. В. Чаянов жил жизнью страны и искал приемлемые формы и способы возрождения народного хозяйства. Самым, пожалуй, главным в его работе этого периода была подготовка первого плана восстановления сельского хозяйства.

Чаяновский план «кооперативной коллективизации». Суть его — внесение в сравнительно медленный эволюционный процесс постепенного кооперирования несколько большего акцента на создании производственных форм. «Единственно возможный в наших условиях путь внесения в крестьянское хозяйство элементов крупного хозяйства, индустриализации и государственного плана, — писал А. В. Чаянов, — это путь кооперативной коллективизации, постепенного и последовательного отщепления отдельных отраслей от индивидуальных хозяйств и организации их в высших формах крупных общественных предприятий». Теория кооперативной коллективизации опиралась на реальные процессы развития кооперации в деревне 20-х годов и не противоречила ленинскому кооперативному плану. Но если у В. И. Ленина на первом месте, на переднем плане был социально-политический аспект преобразования производственных отношений, то у А. В. Чаянова — скорее технологический. В отношении срока перехода «к крупному производству на началах добровольного объединения» В. И. Ленин писал, что таковое на основе кооперативной политики может произойти «в неопределенный срок». А. В. Чаянов, судя по всему, стоял на таких же позициях.

Кооперативный план В. И. Ленина вобрал лучшие достижения теории и практики кооперативного движения. Известно, что перед тем, как продиктовать статью «О кооперации», В. И. Ленин заказал в библиотеке литературу по кооперации, в числе прочих была и книга А. В. Чаянова «Основные идеи и формы организации крестьянской кооперации» (М., 1919).

И в ленинской библиотеке в Кремле имелось семь работ А. В. Чаянова.

А. В. Чаянов высоко оценил статью В. И. Ленина «О кооперации». Он считал, что после этой ленинской работы «кооперация делается одной из основ нашей экономической политики.

1929 г. стал поистине годом «великого перелома». Переломили и переломали многое.

Меняются ритм и методы социалистического строительства: на смену научно-обоснованном планомерному созиданию врывается форсированное продвижение с помощью административно-командного метода. Модными, становятся слова «бешеный темп», «бешеная энергия». И ярче всего эта бешеная гонка проявилась в коллективизации.

В этих условиях ученые становятся лишними. Впрочем, на них удобно свалить всю вину за издержки, неудачи, просчеты и ошибки, которых становилось все больше.

В конце декабря состоялась знаменитая конференция аграрников-марксистов. С речью выступил И. В. Сталин, который отметил отставание работы на идеологическом фронте от задач классовой борьбы, подверг резкой критике, так называемые мелкобуржуазные теории в аграрном вопросе.

Сталин произнес имя А. В. Чаянова во множественном числе. Это послужило как бы сигналом для так называемых аграрников-марксистов, многие из которых еще недавно признавали авторитет А. В. Чаянова, а некоторые были его учениками

Обрушившиеся на А. В. Чаянова обвинения позволили им торжествовать победу над инакомыслящими. Но пройдет еще немного времени — и победители по закономерности складывавшейся административной системы разделят судьбу побежденных (и, стало быть, тоже окажутся не марксистами?).

Позиции А. В. Чаянова были близки Н. И. Бухарину. Поход против А. В. Чаянова и его последствия стали платформой для обвинения «правых».

21 июля 1930 г. он был арестован, Ему было предъявлено обвинение в принадлежности к мифической «Трудовой крестьянской партии», о которой он не имел ни малейшего представления. Затевался новый громкий судебный процесс.

А. В. Чаянов отсидел четыре года в тюрьме и был сослан в Алма-Ату. Здесь он какое-то время работал в республиканском комиссариате земледелия. В Казахском государственном сельскохозяйственном институте, где и произошла их встреча. Беседы с Чаяновым запомнились Ивану Васильевичу на всю жизнь,

В 1937 г. А. В. Чаянову было предъявлено новое нелепое обвинение. Это было время, когда имя репрессированного ученого нельзя было произносить. Как говорит Лагутин: «были и сторонники, были и прихлебатели». Лагутин не смог предать своего учителя, и он вынужден был бросить учебу, кто знает, если он продолжил бы учебу, не было бы Лагутина - как летописца нашего города. Только с конца 80-х годов имя Чаянова стало известным в России и в СНГ.

Лагутин нарисовал портрет А.В. Чаянова с имевшейся фотографии, он установил связь с сыном Чаянова и с профессором, президентом Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук А.А. Никоновым (ответ на письмо И.В. Лагутина).

«Дорогой товарищ Лагутин.

Прошу извинить меня, не знаю вашего имени и отчества, Вы написали только инициалы И.В.

Большое и сердечное Вам спасибо за воспоминание о Чаянове. Они по-человечески теплы и вместе с тем показывают глубокий драматизм этой яркой и богато одаренной личности.

Я ознакомился с письмом сына А.В. – Василия Александровича Чаянова…

Если Вас не затруднит, ознакомьтесь с первым журналом «Коммунист». Там есть несколько страниц, посвященных А.В. Чаянову.

Еще раз большое Вам спасибо за огромную радость...

25.01.86 г. Никонов А.А.».

3 октября 1937 г. А. В. Чаянов был приговорен к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение в этот же день. Он погиб в возрасте 49 лет.

Дмитрий Поликарпович Багаев вошел в его жизнь в послевоенные годы - целая веха в жизни Лагутина. Новое содержание деятельности и новые цели. История, краеведение, живопись, фотография, музеи...

Дмитрий Поликарпович Багаев.

(1884-1958)

«Багаев - это сгусток целостности, увлеченности, целесообразности. Все, что он делал - не для себя и не на сегодняшний день, а исключительно в интересах тех, кто будет жить после» - говорит Лагутин.

Творчество павлодарского фотографа и краеведа Дмитрия Поликарповича Багаева занимает особое место в исторической фотоказахстанике. В Центральном государственном архиве фото - и кинодокументов бережно хранятся около 1700 стеклянных негативов, снятых неутомимым фотоподвижником в первой половине ХХ столетия.

Родился Дмитрий Багаев довольно далеко от Павлодара — в селе Туманы Вятской губернии в 1884 году.

Поехал в Павлодар к родным, так как отец его умер, ему нужно было работать.

Дмитрий усиленно занимался самообразованием, мечтал поступить в Академию художеств. История умалчивает, как и когда его очаровала муза светописи, но в 1903 году он уже послал свои фотографии известному омскому фотографу Коркину, став вскоре его учеником.

Любимым у Коркина был способ пигментной печати. Способный ученик схватывал все на лету. Через год ретушеры уже не могли отличить его работы от снимков хозяина, Багаев проучился у него два года и в 1905 году вернулся в Павлодар.

Пикториальная фотография в конце XIХ века становилась модной не только в Европе, но и в России. Размытые контуры, отсутствие тончайших деталей фактуры, таинственность световых пятен, романтическая неконкретность почитались признаками художественности. Достигалось это «колдовскими» манипуляциями в фотолаборатории — гуммиарабиковый способ печати, или флексография, как ее называли немцы; масляный, потом бромомасляный способ, или бромойль, и, наконец, пигментный, в котором Багаев был уже асом. Наиболее наглядно пикториальное увлечение проявилось у Багаева в работе «Ветряные мельницы» и особенно «По этапу», датированной 1907 годом. Две темные фигуры с винтовками сопровождают удаляющиеся в перспективу сани с арестантами. Как это перекликалось с предреволюционными настроениями в обществе.

Уже тогда Багаев понял, что целью жизни надо поставить съемку реалий повседневности без всяких прикрас и реверансов. Можно сказать, что это стало его хобби. Павильонными портретами он зарабатывал на хлеб, а снимки сермяжной правды делал для души и для истории. Такие фотографии Багаева отмечались наградами на выставках, а на Всероссийском конкурсе 1912 года удостоились Гран-при.

Ненадолго творческая работа прервалась службой в армии, в Ново-Николаевске, фотографом в 21-м Сибирском запасном полку. В 1918-м Багаев вернулся в Павлодар, где уже 29 августа с воодушевлением снимал митинг по случаю прихода в город красных.

Так Дмитрий Поликарпович стал фотолетописцем своего края. Уже достаточно высокая к тому времени светочувствительность пластинок и «моментальные» затворы позволяли снимать репортажно, влет. Кредо — «жизнь как она есть, без инсценировок и режиссуры» — роднит Багаева со знаменитым нижегородским фотомастером Карелиным и его учеником Максимом Дмитриевым, чья знаменитая «Волжская коллекция» с неизменным успехом демонстрировалась не только в России, но и на выставках в Амстердаме, Париже, Нью-Йорке, Чикаго.

Натуральная, непричесанная, исконно достоверная жизнь Степи запечатлена на негативах Дмитрия Поликарповича. Понимая, что кочевой быт уходит в прошлое, он торопится запечатлеть его для потомков.

...Аксакал, растирающий табак. Байбише, несущая огромный мешок с кизяком. Малыш с пиалой возле дымящегося казана. Сенокос. Заточка косы. Казахская беднота на базаре. Помол муки. Выделка шкур. Кустарь-шорник. Стирка белья. Зимовка...

Иногда не отдельные снимки, а целые серии... Изготовление алышу. Доставка воды. Детские забавы. Добыча соли...

Поразительна работоспособность Багаева. Двухнедельная поездка в Баян-Аул летом 1929 года пополнила его коллекцию пятьюстами снимками. Фотографии Багаева 30-х годов полны драматизма... Откочевка в город во время джута — целая серия щемящих сердце сюжетов. Скот съеден, даже телегу с нехитрым скарбом волокут вручную. И пронзительнейший кадр — младенческие качалки-бесики на заросшем бурьяном детском кладбище.

В коллекции его фотопластинок соседствуют снимки первой колхозной автоколонны в Баян-Ауле и рядовой бахчи. Пахота на быках, верблюдах и первая целинная борозда. Конный привод на Майкаинском руднике и степные верблюды, впряженные в молотилку. Заправка удобрениями биплана «кукурузника» и строительство сельского клуба.

Много снимков с аннотацией — первый. Первый «Фордзон» на пашне колхоза «Коряковский». Первый американский комбайн на полях Прииртышья. Первая силосная башня в колхозе «Роте Фане».

Сам Лагутин до 2005 картин ни разу не вы­ставлял - слишком строг к себе и к своей живописи. А вот его скульптурную работу хорошо знают уже несколько поколений павлодарцев. Именно он создал легендарную бабушку-апашку, которая уже полвека встречает посетителей краеведческого музея. Пожилая женщина была вылеплена и раскрашена с такой достоверностью - до прожилочек и родинок - что детишки, бывало, даже пугались. Говорят, однажды в музей наведался сотрудник КГБ и детально исследовал старушку: кто-то донес в органы, что на скуль­птуру натянута человеческая кожа. Такой вот исторический анекдот. На самом деле скульптура была гипсовой. Моделью для нее стала пожилая соседка Ивана Лагутина

Лагутин устранил и главную неточность, связанную с названием Павлодара. Долгое время считалось, что город получил имя в честь князя, удостоившего Коряковскую станицу визитом - местное купечество тогда стелило ему дорожку от пристани до церкви. На самом же деле город был назван в честь юного царевича Павла Александровича.

- Дмитрий Поликарпович Багаев считал, что город назван в честь Павла Николаевича - дяди Александра II. Однако он глубоко ошибался, - говорит Иван Васильевич. - В 1960 году я, будучи в Исторической библиотеке Москвы, нашел ответ на этот вопрос в одном из томов «Узаконений Российской империи» за 1860 г. Город был назван в честь сына Александра II - Павла. В одном из документов я прочитал слова императора: «Присвоить Коряковской станице имя дарованного мне провидением сына моего».

Жизненное кредо Лагутина И.В.: «Сеять разумное, доброе, вечное…» Эта строка из произведения поэта Н. Некрасова стала для Ивана Васильевича смыслом всей жизни.

Сорок восемь лет назад Лагутин «просеял разумное, доброе, вечное», приложив огромные силы и упорство, чтобы в Павлодаре появился свой художественный музей. Труд своей жизни: картины, фотографий, документы Иван Васильевич подарил родному городу.

Как-то так получилось, что главными хранителями павлодарской истории всегда оказывались люди нездешние. Они приезжали ненадолго - и оставались навсегда. Так было с Лагутиным. Так было и с его предшественником Дмитрием Багаевым. Их встреча была предопределена. Оба - одной крови, одних принципов, одного образа мыслей. Именно Лагутин стал преемником Багаева. Именно он после смерти друга и учителя снял с него посмертную маску. Ее, кстати, сохранили. С этого слепка впо­следствии был сделан баре­льеф и бюст Багаева.

Учителя Лагутина, так же выходцы из России, но оказавшись по воле судеб в Казахстане, в частности в Павлодаре, внесли свой вклад в развитие культуры и науки.

Все они действительно незаурядные личности, прослеживается целый пласт культуры. Лагутин - как живой мостик, символ связи с теми поколениями, которые были до нас.

Литература:

  1. Жанайхан Е. Дар творить красоту (о жизни и творчестве В.П.Батурина) /Е.Жанайхан// Международного научно-педагогического журнала «Высшая школа Казакстана». Серия гуманитарных наук. «Поиск». Алматы, 2009 г. – №4 (1) – С.146-148.

  2. Григорьева, О. 110 лет Багаеву / О. Григорьева // Звезда Прииртышья. - 01.09.1994.

  3. Григорьева, О. Батурин на фоне павлодарского пейзажа / О. Григорьева // Звезда Прииртышья. - 1998. - 31 янв.

  4. Григорьева, О. Дом Багаева будет сохранен / О. Григорьева //Звезда Прииртышья. - 11.03.1999.

  5. Григорьева, О. Дыхание времени: открытие выставки фотографий Д.П.Багаева / О. Григорьева //Звезда Прииртышья. - 5.10.1996

Библиографическая ссылка

Байжанова С.Ш. Художник Республики Казахстан И.В. Лагутин и его учителя // Национальное наследие и диалог культур как исток духовности современного общества.
URL: http://econf.rae.ru/article/7059 (дата обращения: 24.10.2021).



Сертификат Получить сертификат