Заочные электронные конференции
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 
     
Формирование английской парламентской монархии
Серенёв Виктор Борисович


Для чтения PDF необходима программа Adobe Reader
GET ADOBE READER

Серенев Виктор

Формирование английской парламентской монархии

«Славная революция» 1688 года на пути формирования парламентской монархии в Англии

В 1685 г., в феврале, Карл II скончался. На престол вступил его брат герцог Йоркский под именем Якова II.

В 1688 году, через три года после воцарения Якова II, тори и виги, объединившись ненадолго, совершают так называемую «Славную революцию». Яков был устранен (и бежал из страны), а на его место был возведен штатгальтер Голландии Вильгельм Оранский.

Причины смещения Якова II – в его политике. Только что, сделавшись королем, он стал изгонять вигов-судей, лишать города их старинного самоуправления, готовил реставрацию.

"Славная революция", по существу, завершила оформление компромисса между фак­тически господствующей в важных сферах жизни общест­ва буржуазией и официально правящей земельной аристо­кратией. Политическая власть в центре и на местах остава­лась в основном в руках знатных землевладельцев в обмен, на гарантии соблюдения интересов финансовой верхушки буржуазии. Указанный компромисс заложил основы проч­ного консенсуса между ведущими политическими силами по основополагающим вопросам социально-политического развития страны, который стал важнейшей чертой англий­ской политической культуры в XIX и XX вв. Отныне разно­гласия между этими силами не должны были носить "прин­ципиального" характера, способного нарушить такое согла­шение и политическую стабильность в английском обществе.

Важнейшим политическим результатом такого компро­мисса стало утверждение в Англии парламенской мо­нархии, получившей закрепление в двух актах парламента: Билле о правах 1689 г. и Акте об устроении 1701 г.

Билль о правах и Акт, об устроении как основа парламентаризма.

Билль о правах определил положение парламента в системе государственных органов. Утверждая верховенство парламента в области законодательной власти и финансо­вой политики, Билль провозгласил незаконным: 1) приоста­новление действия законов или их исполнения без согласия парламента; 2) взимание налогов и сборов в пользу короны без согласия парламента. Кроме того, содержать постоян­ную армию в мирное время дозволялось только с его санк­ции. Билль устанавливал свободу слова и прений в парла­менте, свободу выборов в парламент, право обращения под­данных с петицией к королю. Он содержал специальное указание о том, что парламент должен созываться достаточно час­то. Впоследствии это положение было уточнено, и срок пол­номочий парламента был определен сначала в 3 года, а за­тем — 7 лет.

Акт об устроении, именуемый также Законом о пре­столонаследии, устанавливал порядок престолонаследия и содержал дальнейшие уточнения прерогатив законодатель­ной и исполнительной власти. Лица, вступившие на англий­ский трон, обязаны были присоединиться к англиканской церкви. Это давало гарантии того что власть будет не слишком самодержавной, а парламентской. Дальнейшее ограничение королевской прерогативы выразилось в том, что судьи, назначаемые короной, могли оставаться на своих постах, "пока ведут себя хорошо", и отстранялись от должности только по представлению обеих палат парламента. Чтобы уменьшить влияние короны на деятельность палаты, запрещалось совмещение членства в палате общин с занятием должности королевского минист­ра (это положение было вскоре отменено). Акт предусмот­рел правило, согласно которому все акты исполнительной власти, помимо подписи короля, нуждались в подписи соот­ветствующих королевских министров (контрасигнатура), по совету и с согласия которых они приняты. Важным установ­лением было лишение короля права помилования своих ми­нистров, осужденных парламентом в порядке импичмента.

Таким образом, на рубеже XVII—XVIII вв. в Англии получили оформление важнейшие институты буржуазного государственного права: верховенство парламента в облас­ти законодательной власти, признание за парламентом ис­ключительного права вотировать бюджет и определять во­енный контингент, а также принцип несменяемости судей. Вместе с тем законодательство XVII—XVIII вв. не решило окончательно вопрос о взаимоотношениях властей. Дуализм власти продолжал сохраняться: не случайно государствен­ный строй Англии XVII—XVIII вв. обычно определяется как дуалистическая монархия. Королевская прерогатива не была по-прежнему законодательно определена. Король сохранял право абсолютного вето в отношении законопроектов, про­шедших через парламент, безраздельное право на форми­рование своего правительства и осуществление с его помо­щью своей политики. Представление о триедином парла­менте (король и две палаты) оставалось теоретически неиз­менным. Никакой ответственности перед парламентом ко­роль не нес, как не несли политической ответственности ни Правительство Его Величества, ни так называемый каби­нет, который выделился из Тайного совета в составе колле­гии из 5—7 наиболее важных министров-советников короля.

В XVII веке в Англии произошли громадные конституционные реформы. Статуты этой поры сохранили свою силу по сей день. Английское государство вступило в XVIII век парламентской монархией, основы которой были заложены в принятых к этому времени документах: Великой Хартией Вольностей 1215, Петицией о праве 1628 и Биллем о правах 1689, а также позднее в Акте о престолонаследии 1701.

Становление и развитие английской парламентской монархии в течение XVIII – XIX веков.

Восемнадцатое столетие было временем дальнейшего формирования английской парламентской монархии. Процесс этот подталкивается многими важными переменами. Происходила промышленная революция, выдвинувшая Англию в число первых промышленных стран мира.

Усиление промышленной буржуазии в результате про­мышленного переворота середины XVIII — начала XIX в. обусловило ее стремление доминировать в политическом союзе с джентри и финансовой аристократией, следствием чего была дальнейшая модернизация политической систе­мы английского общества. Такая модернизация, однако, осу­ществлялась медленно и постепенно, путем новых компро­миссов, и сопровождалась эволюцией конституционной мо­нархии от дуалистической к парламентарной, формирова­нием системы парламентаризма.

Главными направления­ми эволюции британской монархии в течение XVIII в., заложившими основы британской модели парламентаризма, были дальнейшее ограничение королевской власти. И утвер­ждение новых принципов взаимоотношений исполнитель­ной и законодательной власти — становление "ответствен­ного правительства". Важнейшей особенностью этих изме­нений стало то, что они не были, как правило, оформлены какими-либо новыми конституционными актами, а сложи­лись в процессе политической практики как результат со­перничества двух партий за право формировать "правитель­ство его величества". Английская конституция приобрела благодаря этому уникальную форму и не менее уникальное содержание, ибо помимо таких источников, как акты пар­ламента и судебные прецеденты, не менее, а порой и более важное значение, приобрели выходящие за рамки права и не подлежащие судебной защите конституционные обычаи (соглашения), именуемые иначе "конвенциональными нор­мами".

Монарх продолжал оставаться главой государства, но постепенно превращался фактически лишь в номинального главу исполнительной власти. Первые прецеденты, способст­вующие этому, возникли уже в первые десятилетия XVIII в., особенно при королях Ганноверской династии (с 1714 г.). Право короля отвергать законы, принятые парламентом (аб­солютное вето), перестало применяться с 1707 г. Король Ге­орг I (1714—1727), не знавший английского языка, перестал являться на заседания кабинета, что повлекло за собой важ­ные политические последствия. Прежде всего, такое "отчу­ждение" короля от кабинета способствовало сосредоточе­нию функций по руководству кабинетом в руках его, пре­мьер-министра. Кабинет стал действовать от имени "Его Ве­личества", но практически самостоятельно. Положение мо­нарха в дальнейшем было определено максимой, гласившей, что "король царствует, но не управляет". Правда, влияние монарха на политику кабинета нередко бывало очень зна­чительным, а фактически утраченные королем прерогати­вы юридически до сих пор остаются в его распоряжении, и отдельные короли пытались их использовать не только в XVIII, но и в XIX в. И все, же это стало исключением, а не практикой, "резервом" на случай чрезвычайной ситуации.

Параллельно с концентрацией названных прерогатив монарха в руках кабинета решался вопрос об ответственно­сти исполнительной власти перед парламентом. Теперь эта ответственность могла быть перенесена с короля на его ми­нистров. Первым шагом к возникновению новой системы взаимоотношений кабинета и парламента были акты 1705— 1707 гг. о должностях, которые, отменив соответствующие положения Акта 1701 г., открыли министрам возможность избираться в нижнюю палату парламента и тем самым пред­ставлять в ней кабинет. В 1708—1715 гг. стал утверждаться принцип формирования кабинета на однопартийной (тори или виги), а не на смешанной основе. Все более типичной становилась ситуация, когда кабинет не мог долгое время находиться у власти, не имея поддержки (доверия) боль­шинства в палате общин, и победившая на выборах партия, имеющая такое большинство, формировала кабинет, а дру­гая образовывала в парламенте организованную оппозицию и так называемый "теневой кабинет". В конце XVIII в. на­чинают устанавливаться еще два важных правила. В слу­чае утраты кабинетом доверия парламента он либо уходил в отставку в полном составе (солидарная ответственность), либо мог распустить палату общин и назначить новые выборы.

Таким образом, в течение XVIII в. в принципе сфор­мировались такие черты будущей системы британского пар­ламентаризма, как "партийное правление" и регулярная смена кабинета в зависимости от одобрения его политики в палате общин. Однако многие из этих черт еще не приобре­ли законченного выражения, а роль королевской власти и аристократической палаты лордов оставалась весьма зна­чительной. Дальнейшее развитие парламентаризма было невозможно, пока сама система формирования нижней па­латы парламента имела феодальный характер и обеспечи­вала джентри командные посты в руководстве обществом. Унаследованная от эпохи феодализма и восстановленная в период реставрации монархии система представительства в парламенте позволяла многочисленным "гнилым местеч­кам" с незначительным числом жителей посылать в палату, общин депутатов, фактически назначавшихся местным ленд­лордом. В то же время крупные города, выросшие в период промышленного переворота, вообще не имели своего пред­ставительства. Активным избирательным правом со времен сословно-представительной монархии обладали в графст­вах только фригольдеры с 40 шиллингами годового дохода. Что же касается права быть избранным, то здесь имущест­венный ценз был неимоверно высоким. По Акту 1710 г. пас­сивным избирательным правом наделялись лица, которые имели от земельной (недвижимой) собственности доход, в размере 600 ф. ст. в год в графствах и 300 ф. ст. в городах. Изменить такую избирательную систему были призваны избирательные реформы XIX в.

Согласно Акту о реформе 1832 г., принято­му по инициативе вигов, более 50 "гнилых местечек" с насе­лением менее 2 тыс. жителей были лишены представитель­ства в парламенте. Тридцати небольшим городам с населе­нием менее 4 тыс. жителей разрешалось посылать одного депутата вместо двух, а некоторым городам — двух депута­тов вместо четырех. В итоге высвободились 143 депутатских места, распределенные между новыми городскими и сель­скими округами. Были введены новые цензы для избирате­лей. В графствах активным избирательным правом наделялись все категории владельцев земли с годовым доходом не менее 10 ф. ст., а арендаторы — с годовой рентой не менее 50 ф. ст. В городах такое право получили все мужчины, владеющие на праве собственности или аренды недвижи­мым имуществом с годовым доходом в 10 ф. ст. Другими условиями участия в выборах были уплата налога для бед­ных и проживание не менее 6 месяцев в данном избира­тельном округе

Реформа 1832 г. имела далеко идущие последствия, так как покончила со средневековой системой формирования высшего представительного органа — палаты общин. Важ­нейшим политическим итогом реформы стало также полу­чение вигами стабильного большинства в парламенте. В ком­промисс с аристократией была вовлечена новая фракция — магнаты промышленной буржуазии, и с этого времени ис­тория английского законодательства представляет собой серию уступок промышленной буржуазии. Вместе с тем реформа 1832 г. послужила лишь первым шагом в осущест­влении ее программы. Хотя избирательный корпус увели­чился почти вдвое, правом голоса после реформы пользова­лось менее 5% всего населения. Борьба за более демократи­ческую реформу избирательной системы стала одной из важнейших черт политического развития Великобритании в 30—60-х гг. XIX в.

Реформа 1867 г. наряду с очередным перераспределе­нием депутатских мест предусмотрела дальнейшее расшире­ние избирательного корпуса, необходимое в новых услови­ях двухпартийного соперничества. Избирательное право в городах было распространено не только на собственников, но и на нанимателей (арендаторов) квартир, если стоимость найма составляла не менее 10 ф. ст. в год. Это увеличило количество избирателей в городах более чем в два раза.

В период избирательных реформ 30—60-х гг. XIX в. произошла организационная перестройка двух главных пар­тий. Виги окончательно стали партией промышленной бур­жуазии, отстаивавшей принципы либерализма. Тори выра­жали интересы преимущественно землевладельческой ари­стократии и финансовой верхушки. Партии стали теперь называться "либеральная" и "консервативная". В связи с введением порядка регистрации избирателей возникли пар­тийные организации вне парламента "для содействия реги­страции". Была централизована предвыборная деятельность партий, упорядочена процедура выдвижения кандидатов, усилена партийная дисциплина голосования в парламенте. В 1867—1868 гг. был основан Национальный союз консерва­торов, а в 1877 г. возникла Национальная федерация либе­ралов. Поскольку организация выборов окончательно пере­шла от правительства к партиям, принцип партийного прав­ления получил свое окончательное оформление, так как вы­боры вели к смене кабинета. Развитие парламентарной монархии сопровождалось пе­рестройкой аппарата управления в центре и на местах, Прежние коронные должности были преобразованы в ми­нистерские, хотя и сохранили старые названия. Так, пре­мьер-министр официально именовался первым лордом ка­значейства и руководил кабинетом и министерством фи­нансов. Лорд-канцлер возглавлял судебную систему и пред­седательствовал в палате лордов. В конце XVIII в. в Вели­кобритании оформились три главных министерства: внут­ренних дел, иностранных дел и военное.

Реформы местного управления и суда. До 1835 г. в городах Англии сохранялась старая система местного управ­ления, оформившаяся в средние века. В интересах промыш­ленной буржуазии сразу же после первой избирательной реформы была проведена и реформа городского самоуправ­ления. По закону 1835 г. управление городом переходило к выборным городским советам. В выборах могли участвовать все налогоплательщики — домохозяева и наниматели квар­тир обоего пола. Городской совет избирал на один год мэра города. Муниципальная реформа, однако, не затронула во­просы управления графствами, что означало очередной ком­промисс с земельной аристократией, которая сохранила управление в сельской местности в своих руках.

В XVIII—XIX вв. наряду с эволюцией формы правле­ния и политического режима произошли изменения в госу­дарственном устройстве страны. После оформления так на­зываемых уний с Шотландией (1707) и Ирландией (1801) английский парламент распространил свою власть на всю территорию Британских островов. Указанные регионы по­лучили определенное количество мест для своих депутатов в британском парламенте. Кроме того, Шотландия сохрани­ла собственную правовую и судебную системы, а также пре­свитерианскую церковь. С 1801 г. новое государственное образование получило название «Соединенное Королевство Великобритании и Ирландии».

Реформа местного управления, проведенная в Англии в 1835 г., изменила управление только в городах, не затро­нув графств. Эту задачу выполнила реформа 1888 г., зало­жив основы той системы местного управления, которая со­хранялась в Англии в течение последующего столетия. Были созданы советы для городов и графств. При этом вся прежняя система графств была пересмотрена, а наиболее крупные города вы­делялись в самостоятельные графства. Советам графств были переданы административные полномочия мировых судей. В 1894 г. был издан закон, который лишал церковно-приходские советы права рассматривать не церковные дела. Для их решения в приходах создавались приходские собрания, которые могли избирать в крупных населенных пунктах приходские советы. Созданная система органов самоуправ­ления отличалась значительной самостоятельностью и от­сутствием "административной опеки" со стороны централь­ной власти, что стало характерной чертой английской мо­дели местного управления.

В конце XIX в. была проведена важная реформа су­дебной системы. Серией актов 1873—1876 гг. и 1880 г. о Верховном суде и апелляционной юрисдикции было уп­разднено сложившееся в феодальную эпоху разделение высших судов Англии на суды "общего права" и суды "справедливости". Новая структура высших судов предусматривала использование процессуальных норм и той, и другой из английских "ветвей" прецедентного права. Созданный вместо прежних центральных судов Верхов­ный суд состоял из двух подразделений: Высокого суда, который в свою очередь подразделялся на отделения (канцелярское, королевской скамьи и др.), и Апелляционного суда по гражданским делам. Одновременно продолжали существовать суды ассизов, формируемые из судей Вы­сокого суда, а также низшие суды — четвертных сессий, мировые суды и суды графств, учрежденные в середине XIX в. для рассмотрения только гражданских дел. Особое место занимал Центральный уголовный суд в Лондоне ("Олд Бейли"), который был судом ассизов для Большого Лондона. В составе этого суда числились лорд-канцлер и мэр Лондонского Сити.

Модернизация политической системы Великобритании в XIX в. завершилась, таким образом, установлением доми­нирующего положения парламента во взаимоотношениях с правительством и превращения парламента в орган, оп­ределяющий текущую политику государства (вторая треть XIX — конец XIX в.). Система ответственного правительст­ва стала основой "Вестминстерской модели", послужившей образцом для государственного строя многих стран мира.

Рассматриваемый период английской истории характеризуется становлением и укреплением основных государственных институтов и принятием важнейших конституционных актов. С реставрации монархии изменяется положение монарха в политической системе государства, на первый план выходит Парламент, который «разрешил ему воссесть на престол». Происходит постепенное ограничение королевских прерогатив, причем происходит это как посредством принятия законов, так и с помощью неписанных правил. В это же время происходит оформление двух основных политических партийных группировок – тори и виги, отражавшие разногласия среди правящих классов. Политические притязания тори и вигов в конце XVII века и послужили стимулом для равномерного соотношения власти между монархом и Парламентом, приведшим к значительным ограничениям роли короля. В результате государственного переворота 1688-1689 парламентская монархия была окончательно признана формой правления для Англии. Принцип подчинения короны Парламенту вначале наметил лишь общие рамки, в пределах которых политические формы должны были только ещё выработаться. Тем самым английскому государству выпало на долю историческая задача создать основы буржуазно-парламентской системы. Основы парламентской монархии в Англии были заложены тремя важнейшими конституционными актами: Habeas Corpus Act 1679, Билль о правах 1689 и Акт об устроении 1701. В начале XVIII века эти основополагающие положения легли в основу британской модели парламентаризма и способствовали дальнейшему ограничению королевской власти, утверждению новых принципов взаимоотношения исполнительной и законодательной власти – становлению «ответственного» правительства. Также утвердилось конвенциональное правило, в соответствии с которым король должен был своей подписью придавать силу законам, принятым обеими Палатами, но практически не мог наложить на них вето. Другое неписаное правило состояло в том, что король должен был назначать премьер-министром лидера партии, одержавшей победу на выборах и призывать к должности или отзывать с неё лиц, предложенных премьер-министром. Наконец, уже с начала XVIII столетия существует правило, согласно которому король не принимает участие в заседании кабинета, однако должен быть информирован о результатах заседания. В XVIII—XIX вв. наряду с эволюцией формы правле­ния и политического режима произошли изменения в госу­дарственном устройстве страны. Также в XVIII—XIX вв. проведен ряд реформ, такие как, избирательная реформа (30—60-х гг. XIX в), реформа местного управления (1835 г), реформа су­дебной системы (1873—1880 г). Таким образом, в XVIII-XIX вв. в Англии происходит формирование характерных черт английской парламентской монархии и основополагающих демократических принципов законности, которые позволили Британии сохранить политическую стабильность до настоящего времени.

Библиографическая ссылка

Серенёв Виктор Борисович Формирование английской парламентской монархии // I Студенческая конференция "Форма государства: история и современность, Россия и страны Азиатско-Тихоокеанского региона".
URL: http://econf.rae.ru/article/5721 (дата обращения: 04.07.2020).



Сертификат Получить сертификат